Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

теологическое

Разговаривали с Аней о теодицее - точнее, о природе страдания. В очередной раз обсуждали стандартную идею о том, что видимое зло необходимо Богу для достижения недоступных нашему пониманию целей. В этот раз она сказала, что необходимо различать ситуацию, когда человеческие страдания нужны Богу в качестве средства для достижения Его целей - и ситуацию, когда страдания являются просто одним из неизбежных побочных следствий разработанного Им плана, правил игры.

Я никогда такого тонкого различия не проводил - и стал рассуждать, примеряя на себя.

1. Меня используют как средство для осуществления большого плана, результат которого помогает всем, в том числе и мне.
2. Я оказываюсь жертвой неизбежных последствий реализации большого плана, результат которого помогает всем, в том числе и мне.

И в том и в другом случае примем, что страдающий невинен, а также, что выгода от осуществления плана больше страданий, но сам страдающий плана не понимает и понять не может и принужден страдать насильственно, помимо его воли.

Вопрос такой: дает ли (2) большее оправдание или утешение, чем (1)?

Ответ, мне кажется, не очевиден.

У Алеши Болдинская осень

Завещание

Не брей, красавица, при мне
Свои измученные ноги
Не возбуждают уж оне
Ни вожделенья, ни тревоги
Не пей, крсавица, портвейн
Вино тебе уж не поможет
Ведь ты не Байрон, не Эйнштейн
И истина тебя не гложет
Не ешь, красавица, горох
Не следует тебе поститься
Ты ж не святая, видит Бох
Грехам твоим уж не простится
Не вой, красавица, по мне,
Когда отправлюсь в путь печальный
Не смей фальшивить в тишине
И прерывать мой сон прощальный

Психология

В разговоре с приятелями вспомнил из п. Аввакума:

"А Пашков, как есть пьяной с кручины, очи на мя возвел, —
словно медведь морской, белой, — Жива бы проглотил, да Бог не выдал.
Так десять лет меня он мучал. Аль я его? Не знаю. Бог разберет в день века."

Всем, кто читал Житие понятно, о чем идет речь. Так вот, подумал вдруг, что отношения протопопа с Пашковым могут с некоторой точки напомнить отношения человека с его суперэго. Тоже неясно, кто кого больше мучит. "Бог" разберет в "день века".

(no subject)

26 И стал Моисей в воротах стана и сказал: кто Господень, - ко мне! И собрались к нему все сыны Левиины.
27 И он сказал им: так говорит Господь Бог Израилев: возложите каждый свой меч на бедро свое, пройдите по стану от ворот до ворот и обратно, и убивайте каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего.
28 И сделали сыны Левиины по слову Моисея: и пало в тот день из народа около трех тысяч человек.

(no subject)

Приснилось, что Бог дал мне душу взаймы, попользоваться – и непременно заберет ее обратно. Это Он изобрел такой тип долгового обязательства, когда тебе дают чем-то попользоваться, но при условии, что ты отдаешь, как только понадобится. Раньше такого долга не было, а был только долг, когда отдаешь назад к определенному сроку. А Он изобрел по-другому – причем установил так, что даже просить не будет – просто сам придет и заберет. И я согласился, потому что мне душа очень была нужна. Сначала не хотел соглашаться, но потом как-то подумал-подумал, и решил, что выхода никакого нет, надо брать. А теперь вот понял, что ловушка – не живешь, а ждешь, когда возьмет. Иногда гнев подступает, что за условия такие! И еще горше, что нет никакой зацепки - одной стороны, душа отчетливо не моя, отдавать так и так надо; с другой – сам на такие условия соглашался, когда взял. Вдобавок, я Ему все таки обязан. И все думаешь – как бы в соглашении что-то извернуть, чтобы не отдавать – точнее, не то чтобы не отдавать, а не отдавать по первому требованию – да и просто по требованию – понимаешь, что в конце концов отдашь, порядочный человек долги отдает – но как бы избавиться от условия одностороннего изъятия, от конфискации. И думаешь, думаешь, по всякому склоняешь – Аренда? Напрокат? Может быть если вернуть с процентами? Или что-то другое в обмен, временно? Или отдать что-нибудь в залог? Саму душу отдать в залог, но с тем, чтобы продолжать ей пользоваться. И все что-то никак не получается. И думаешь иногда, пойти что-ли и отдать прямо сейчас – а потом думаешь - а вдруг еще долго забирать не будет – выйдет глупо – и так мучаешься-мучаешься – хотя казалось бы, какая безделица, чего легче – взял и проснулся.

(no subject)

Что гуманнее – помочь нам жить или помочь нам умереть? Как поступить по отношению к калекам, неспособным выразить свою волю и проводящим жизнь в страданиях? Что делать с больным в глубокой коме, из которой, по заключению всех врачей, ему уже не выйти? Эти вопросы неизбежно возникают, если пристально вглядеться в окружающих и в себя самого.

Любопытно: христианство считает, что страдание – это то, что делает нас людьми (ад у Данте интересует нас гораздо более чистилища и рая), тогда как буддизм всемерно пытается нас от него избавить.

(no subject)

Нет так давно, в одном из разговоров, falcao заметил мне, что его не волнует проблема личного Бога. Он пояснил, что вопрос о Боге его беспокоит, но личный ли это Бог или безличный, ему все равно. Меня это сильно удивило, поскольку для меня тут – главный вопрос веры и условий человеческого существования. Если кроме меня (кроме всех нас) в мире больше Никого нет, то ситуация получается крайне унылая: в колоссальном, бесконечном и бесстрастном пространстве, в беспредельности, появившись согласно слепым законам, мы принуждены как-то устраиваться на постой – возводить из прутиков свой маленький домик, обживать его как можем, страдать и умирать в одиночестве, среди равнодушных камней и растений. Никому мы не нужны, никто о нас не думает, не печется, никто не оценит, не похвалит, не поругает – все наши открытия и геройства, все преступления и подлости происходят в полной пустоте, только среди своих. Ни помощи, ни презрения ждать неоткуда. Причем, даже если существует жизнь после смерти, это ничего не изменит – ситуация полного одиночества и равнодушных растений только продлится до бесконечности. Проиллюстрировать это, возможно, поможет образ сцены – огромной сцены перед пустым залом, в котором никогда не появится ни одного зрителя, более того, сцены, вытеснившей зрительный зал и заполнившей собой весь мир, так что для зрителя в нем вообще нет места, и нет надежды ни на аплодисменты, ни на критический свист – и вот на этой-то бесконечной сцене без зрителя и придется всем нам разыгрывать пьесу жизни, растрачивать блеск таланта или тусклый свет бездарности.

 

Отсюда видно, что проблема Бога и веры для меня – это как раз проблема присутствия личного и обращенного ко мне начала в мире (соединенного, разумеется, со всемогуществом и всезнанием – без них происходит просто добавление одного из нас). Готов ли я принять пустую вселенную? На этот вопрос, который мне кажется более важным, чем  доказательства бытия божия, хотелось бы ответить до конца жизни.

(no subject)

Один из главных навыков правильных отношений с Богом - умение не задавать лишних вопросов. Это нелегко дается, если, конечно, отношения не основаны на безразличии.

Умение не задавать лишних вопросов связано со знанием своего места и тактичностью. Сегодня, правда, неясно, стоит ли уважать эти добродетели. Целые мировоззрения основаны на определении человека, как существа, которое не знает и не может знать своего места; наука есть профессия бесстрастного задавания лишних вопросов.

Так или иначе, ясно, как должен вести себя верующий, встречая светского человека и сталкиваясь с его неизбежным, настырным любопытством. Для организации успешного диалога ему следует не готовить судорожно доказательства бытия божия, совести и души, а постараться поставить себя так, чтобы лишние вопросы были неуместны. Если это удастся, возникшее в результате молчание, мне кажется, пойдет на пользу всем троим.