Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

(no subject)

появились дети, ответственность за них. из наблюдений стало ясно, что основной подробностью человеческого существования является зависимость (addiction), психического или физического рода. такая зависимость есть конец свободы, конец собственно человеческого. переживающий ее буквальным образом возвращается в животное состояние - подчиненности рефлексам и инстинктам. свобода, по опыту, крайне нестабильна, что-то вроде ходьбы по канату или балансирования на шаре. с шара в конце концов сваливаются практически все. главным делом человека является выбор своей зависимости. счастлив тот, кто смог найти зависимость созидательную, жалок тот, чья зависимость разрушительная или просто бессмысленная. интересно, что мы так привыкли к зависимости, так приняли ее неизбежность, что человек без зависимости - т.е. без страсти, без привязанности, без жизнь-не-мила - кажется нам пустым и бесплодным.

дети и реальность

В последнее время подружился с двумя детьми (5 и 6 лет) - относительно много времени провожу с ними. Наблюдал много интересного. Среди прочего:
1. В этом возрасте им почти совсем неинтересны игровые фильмы - а вот рисованные мультфилмы их просто завораживают. Обьясение этому дала их мама, рассказав, что в своем детском возрасте не связывала еще актеров и персонажей. Актеры до определенного момент представляются детям просто чужими людьми - и непонятно, зачем на них смотреть. А вот рисованные персонажи - это независимые волшебные существа, которых никто не играет - и их бытие гипнотически интересно.
2. Смотрели документальный фильм про головастых морских черепах (Caretta caretta) - они вылупляются из яиц прямо на пляже под песком, беззубые, беззащитные, маленькие, с мягким панцирем - и сотнями, тысячами ползут к воде, смешно загребая ластами, под бравурную музыку - но постепенно музыка становится зловещей, и мы видим, что их окружают десятки желтых крабов, подползают то к одной, то к другой - и каким-то невыразимо страшным, неумолимым, аморальным движением запускают им под панцирь клешню - и вот мы видим нашу черепашку, и к ней боком бежит краб-убийца - и все ближе, ближе, а черепашка ползет изо всех сил, но краб быстрее, и вот он уже совсем близко - и тут дети расплакались, закричали в слезах - нет, нет!! - зачем они это делают, зачем они убивают черепашек - закрыли глаза, сжались в комочки... А мы, взрослые, опытные, смотрели на все спокойно, улыбаясь, слегка иронически - реальность массового убийства черепашек нас уже так не трогала, только деток было жалко - до умиления.

Эти две истории неким образом связаны - и выказывают особый режим отношения к реальности у детей.

О первородном грехе

Вопросы к верующим и к неверующим:

1. Принимаете ли вы концепцию первородного греха?
2. Если да, каков механизм передачи первородного греха?
3. Какова природа грешности, связанная с первородным грехом?
4. Как совместима концепция первородного греха с невинностью детей?

При ответах принимайте во внимание некоторое минимальное знакомство спрашивающего с литературой по вопросу, в частности с http://jesuschrist.ru/bible/%CA_%D0%E8%EC%EB%FF%ED%E0%EC/5

(no subject)

Раздумываю об ответах к предыдущей записи. Если взять большинство - ответ такой: у всех своя жизнь, свои трудности и радости; никому не лучше и не хуже, чем остальным (если лучше или хуже, сами "виноваты"); никто никому ничего не должен.

я, надо признаться, обескуражен; ожидал других ответов.

поэтому задам еще один вопрос: вообразим, что мы одновременно смотрим сейчас, в этот самый момент, на всех беременных женщин в мире - и думаем об их еще пока неродившихся детях. Вопрос такой: как вы считаете - эти еще пока неродившиеся дети - заслуживают (достойны) ли все они равных - равноблагоприятных условий жизни и шансов на процветание? или же есть какие-то из них особенные, которые уже в силу рождения, принадлежности к какой-то группе, семье, территории, вере - заслуживают (достойны) большего, чем остальные?

(no subject)

После длительного перерыва, следующий сон

Я - герой сна, наблюдатель - и одновременно родственник некой семьи, которая пробирается по Соединенным штатам к определенному, мне неизвестному пункту - путешествие происходит в трущобах, подвалах и руинах - в семье есть отец, мать, несколько детей разного возраста и других родственников - за семьей крадется некий мексиканец, который кажется мне крайне опасным - но которого члены семьи почти не боятся - я этого не понимаю - в ходе путешествия имеют место перестрелки - в одной из них мексиканец получает пулевое ранение в живот, но продолжает идти и иногда ползти за нами, держась в отдалении - в конце концов мы добираемся до Чикаго - я вижу город с озера - знаменитая череда небоскребов полуразрушена, некоторые обвалились - Чикаго находится рядом с мексиканской границей и оттуда уходят корабли в Мексику - в одном из подвалов семья собирается на семейный совет, отец снимает рубашку, один из сыновей достает пистолет, оттягивает ему на животе кожу и простреливает ее - в этот момент появляется мексиканец и бросает нам деньги в грязном детском рюкзаке - это наполовину деньги, а наполовину какие-то замасленные, но ценные бумаги - и тут я понимаю, что он купил наши услуги - что люди стремятся любой ценой эмигрировать, бежать из Америки, из нашей обнищавшей, страшной и полуразрушеной родины - но что родина наша из соображений достоинства и национальной гордости тщательно охраняет границу и никого не выпускает - что некоторое время назад наш отец по контракту с мексиканцем совершил особое преступление, очень редкое, наказанием за которое является депортация в Мексику - что сейчас для мексиканца, который хочет выбраться обратно, будут подделаны документы - и что один из сыновей выстрелил в отца, чтобы появилась необходимая рана на животе - для фотографий и интервью - и что под видом нашего отца мексиканца сейчас депортируют, чего он и добивается - в этот момент мое зрение вдруг превращается в прицел ракетной установки и я слышу голос, укоряющий меня (и всю нашу семью), уличающий нас в ничтожестве и предательстве - ракета уже нацелена на отходящий от причала пароход в Мексику, но неожиданно точка прицела меняется - в этом изменении точки прицела пока непонятное для меня доказательство моей измены - и ракета пускается в воду прямо перед черным отверстием большого кирпичного тоннеля-канала - я вижу как справа, из-за границы моего поля зрения появляется след ракеты - пока ракета летит, из воды недалеко от тоннеля головокружительно быстро всплывает подводная лодка врага - у самой поверхности лодка эта переворачивается днищем кверху - на брюхе у нее закреплен самолет-истребитель - он взлетает, а лодка тут же уходит в глубину - самолет пролетает под аркой дворца, частью которого является тоннель, делает мгновенный узловой маневр и скользит по направлению к тоннелю - он хочет влететь в тоннель - но в этот момент прямо перед ним в воде взрывается с упреждением пущенная ракета и самолет тонет в клубах воды и дыма - голос говорит мне, что вот так страна защищает нас от врагов, давая при этом уйти эмигрантам-подонкам - а мы в это время, продажные твари, вонзаем ей нож в спину - и даже не нож, а зубочистку - и тут я просыпаюсь от чувства вины и стыда - неодумения - отчего герой сна не знал, кто мексиканец - как так могло получиться - и как можно организовать такой сон.

(no subject)

кажется, что было бы лучше - яснее, честнее, спокойнее - если бы детей, вместо того, чтобы учить, что мы произошли от обезьян, учили бы, что мы - обезьяны. особые обезьяны.

(no subject)

Известные аналитические философы, занимающиеся этикой, приводят в некоторых статьях следующую ситуацию -

У вас есть двое детей - один здоровый и счастливый, другой инвалид. Перед вами стоит выбор - вы можете либо переехать в город, где ребенок-инвалид может надеяться на некую врачебную помощь, либо в пригород, где можно развивать таланты здорового ребенка. В целях этического эксперимента, делается еще одно предположение - переезд в пригород дает здоровому ребенку гораздо больше, существенно больше, чем переезд в центр дает больному. Какой выбор сделать?

Формулируя несколько более абстрактно - как разделить ресурсы семьи между здоровым и больным? Не нужно ли отдать больному ВСЕ в целях выравнивания его положения, даже если это приводит лишь к едва заметному улучшению его состояния, серьезно ущемляя при этом потенциал и развитие здорового. (Далее этот вопрос можно распространить и на все общество)

Сразу хочу заметить,
1. что меня сейчас не интересуют возражения, связанные с нечетким определением понятия ресурсов, преимуществ и пользы. Примем, в целях эксперимента, что этот вопрос решен - и подумаем, что делать дальше.
2. я понимаю, что эксперимент связан с распространенными обсуждениями либератрианства - эта тема мне сейчас интересна именно в том виде, в котором она сформулирована выше.

Два понравившихся совета из опроса реальных знакомых

Блестящий во всех отношениях человек, достигший в жизни всего, о чем можно только мечтать, сказал бы своему 25-летнему предшественнику следующее

1. Неважно, насколько хорошо тебе с женщиной - дружба, секс, чувства, радость - все вторично; первичен же кардинальный факт, что она, возможно - мать твоих будущих детей.
2. Вот тебе тетрадка, куда я с определенного возраста тщательно заносил все свои недомогания - привычные вывихи, хронические расстройства, слабеющие зрение и слух - изучи ее и прими меры - все это случится с тобой - ведь ты это я. (такая тетрадка у него действительно существует - она предназначена для сына)

Литературоведческое

Вот Иван хочет вернуть билет.

И пока я на земле, я спешу взять свои меры. Видишь ли, Алеша, ведь может быть и действительно так случится, что, когда я сам доживу до того момента, али воскресну, чтоб увидать его, то и сам я пожалуй воскликну со всеми, смотря на мать, обнявшуюся с мучителем ее дитяти: "Прав ты, господи!" Но я не хочу тогда восклицать. Пока еще время, спешу оградить себя, а потому от высшей гармонии совершенно отказываюсь. Не стоит она слезинки хотя бы одного только того замученного ребенка, который бил себя кулаченком в грудь и молился в зловонной конуре своей неискупленными слезками своими к "боженьке"! Не стоит потому что слезки его остались неискупленными. Они должны быть искуплены, иначе не может быть и гармонии. Но чем, чем ты искупишь их? Разве это возможно? Неужто тем, что они будут отомщены? Но зачем мне их отмщение, зачем мне ад для мучителей, что тут ад может поправить, когда те уже замучены. И какая же гармония, если ад: я простить хочу и обнять хочу, я не хочу, чтобы страдали больше. И если страдания детей пошли на пополнение той суммы страданий, которая необходима была для покупки истины, то я утверждаю заранее, что вся истина не стоит такой цены. Не хочу я наконец, чтобы мать обнималась с мучителем, растерзавшим ее сына псами! Не смеет она прощать ему! Если хочет, пусть простит за себя, пусть простит мучителю материнское безмерное страдание свое; но страдания своего растерзанного ребенка она не имеет права простить, не смеет простить мучителя, хотя бы сам ребенок простил их ему! А если так, если они не смеют простить, где же гармония? Есть ли во всем мире существо, которое могло бы и имело право простить? Не хочу гармонии, из-за любви к человечеству не хочу. Я хочу оставаться лучше со страданиями не отомщенными. Лучше уж я останусь при неотомщенном страдании моем и неутоленном негодовании моем, хотя бы я был и не прав. Да и слишком дорого оценили гармонию, не по карману нашему вовсе столько платить за вход. А потому свой билет на вход спешу возвратить обратно. И если только я честный человек, то обязан возвратить его как можно заранее. Это и делаю. Не бога я не принимаю, Алеша, я только билет ему почтительнейше возвращаю.

Однако же, хотелось бы спросить самого Ивана, откуда у него такое трепетное отношение к слезке, отчего он так ценит невинного ребенка, что готов ради него отказаться от мировой гармонии? Ведь были же общества, где ребенок сам по себе, в своей невинной детскости, не был вообще никакой ценностью, где от ненужных детей без всяких угрызений отделывались?

(no subject)

Вот самая странная история и всех, какие я лично слышал.

Есть у меня приятель (весь последующий рассказ принадлежит ему) - лет около шестидесяти, солидный, семейный человек, большой, толстошеий, умный, человеческий, к тому же - гипнотический рассказчик – так вот, через некоторое время после войны провел он год во Вьетнаме, работал там, я думаю, управленцем-снабженцем. Вьетнам показался ему примечательной страной (однажды он рассказал, как у заснувшего спьяну в неправильном месте товарища насекомые «съели спину») – и через несколько лет после возвращения он решил свозить туда жену, показать ей все чудеса востока. Поездка в целом удалась – но однажды, ближе к концу, они оказались в северной части страны, на большой реке, на туристском катере. Огромная вода, рисовые поля, деревни по берегам... На реке – множество узких лодок, в каждой туземец - стоя, ловко выгребает веслом. Дальше, причем очень быстро, случилось вот что – мой приятель на палубе, облокотившись, разговаривает с попутчиками, опустив за поручень початую бутылку пива; к катеру приближается лодка, в которой стоит старуха – в одной руке у старухи грудной ребенок, в другой – весло; старуха неслышно подгребает к катеру, бросает весло и снизу хватает бутылку; приятель, проведя большую часть жизни на севере и повидав всякого, пальцев, разумеется, не разжимает; более того, он инстинктивно делает сильный рывок вверх; старуха при этом тоже бутылку держит, лодка под ней опасно кренится; пытаясь удержать равновесие и изгибаясь, старуха роняет ребенка, который тут же уходит под воду; даже после этого старуха продолжает цепляться за бутылку, мой приятель, глядя ей в глаза, в оцепенении вырывает бутылку; в этот момент катер разворачивается, и, набирая скорость, идет на базу; лодка старухи уходит за корму, сливается с другими лодками, скрывается из виду навсегда. Через несколько дней мой приятель уже снова за полярным кругом, дома.

Сам мой приятель никак эту историю из ряда других увлекательных рассказов не выделил, но меня она поразила совершенно; думаю, я уже никогда ее не забуду. Память вцепилась в нее как в бутылку; если рвануть, она скорее потеряет что-то свое, возможно из детства, но это ни за что не отдаст.